Меню
16+

Красночикойская районная общественная газета «Знамя труда». Основана 2 марта 1932 года.

20.01.2015 10:10 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 3 от 15.01.2015 г.

Морской пехотинец

Автор: П. Черепанов.

Ф.И. Нагаев

 70 лет великой победе

  Нагаев Федор Иосифович родился 21 января 1925 года в селе Шинки, в семье, где росли шестеро детей. Окончил 4 класса в Шинокской школе, дальше не стал учиться, начал подрабатывать в колхозе. В 1941 году началась война. В войну все делается быстро. В 17 лет Федор стал солдатом, это произошло 7 января 1943 года. Начал службу в Забайкалье, а когда на фронте потребовались свежие силы, их повезли, как оказалось, в морскую пехоту в Новороссийск. Первый бой был за Новороссийск, к нему нужно было пробиться. Впереди лежал Керченский пролив, его мелководье на 4 километра нужно пройти вброд, неся на себе оружие, запас боеприпасов. Но это не остановило морскую пехоту, начался бой за город.  Гибли ребята, но город был освобожден от немцев.  Морская бригада получила свое первое почетное название "Новороссий-ская". Бригада была переведена на Дунай в Югославию. Был такой случай. Наша разведка узнала, что близ дунайского города Вунковар в Югославии немцы готовят  к отправке в Германию югославских ребятишек, и морские пехотинцы получили задание помешать этому. Узнав эту жуткую весть, бойцы рвались в бой, чтоб спасти детей.
  Темной ночью по реке Дунаю за 25-30 километров десант был выброшен на берег, и с криком "полундра" пехота ринулась на станцию, сметая врага на своем пути. Мешавшие танки были уничтожены, пушечные расчеты смяты. Дети были спасены и срочно эвакуированы югославскими партизанами в безопасное место. Но немцы опомнились в городе и начали  теснить к Дунаю.
  Один батальон попал в окружение немцев, бой завязался отчаянный. На помощь пришли югославские партизаны и пошли в наступление наши войска с фронта. Вунковар был освобожден от немцев. На стенах домов появились надписи: "Живер Иосиф с нами" "Живер Броз Тито". Здесь наш земляк получил легкое ранение попал в госпиталь. После госпиталя Федя Нагаев снова и попал в свое подразделение, что случалось редко.
  Ночные операции следовали одна за одной. Где это здорово удавалось, где и не очень. Как-то  по ошибке, ведь все                  делалось  ночью,  соблюдая  строжайшую  светомаскировку,  их выбросили не на берег, а на остров. Катера ушли, оставив морским пехотинцам 2 пушки-сорокапятки. Ткнулась разведка в глубь суши, а там вода, кругом вода. Ловушки начали соображать, как быть дальше. Федор рос в Шинках на реке и вспомнил: где протока узкая — там вода глубокая, а где широкая — там мельче, пояснил он это пехотинцам. Пушки утопили, а сами вброд. Действительно было мелко, но у самого берега вода была по горло, шли в одежде, подняв над головой оружие. “Вылезли на берег, немцы тут нас обнаружили, открыли стрельбу, но наша "полундра" перепугала их, и из первых траншей немцы начали убегать”.
  Дошел Федор до чехословацкого города Брно. Готовились атаковать небольшое село, но немцы обнаружили пехотинцев и открыли минометный огонь. Пехотинцы находились в сосновом бору, и вдруг над Федором ударила вражеская мина в сосну. И как Федор почувствовал удар  в бок,  тело сделалось каким-то омерт-вевшим. Рядом был командир взвода родом из Бичуры, новенький был, как сказал Федор, фамилию его не помнил, обратился к нему: “Погляди, товарищ лейтенант, там дыра есть?” А из раны хлынула кровь. “Есть,  да немалая, — сказал он, — иди в медсанбат”. А когда контратака утихла, меня унесли на носилках в госпиталь. Наш гос-питаль только разворачивался и не мог еще принять раненых, и по-пал в чехословацкий, где мне оказали первую медицинскую помощь, а затем передали в руки фронтовых хирургов”  -  вспоминает Федор.
  Рентгеновское обследование показало, что у солдата сидит осколок, раздроблены кости, и его подготовили к операции. Изв-лекли хирурги из его раны минный осколок и раздробленные кости, вставили дренаж, но время проходило, а рана не заживала, и На-гаева хотели снова оперировать. Но помог заживить рану смешной и глупый случай. Федор играл в карты, заспорил с одним солда-тиком, тот полез в драку и ударил кулаком Нагаева в больное место, из раны брызнула кровь, залив постель и стену. На шум прибежали медсестры, больного увезли на перевязку, где после извлекли два показавшихся осколка кости. Видимо, своим ударом солдат оторвал надломанные кости. Раны стали заживать, и под осень, в октябре, наступило прощание с госпиталем. На грудь Федора легли орден Красного Знамени, медали "За Будапешт", болгарская медаль "Болгария", медаль "Отечественная война 1944-1945 гг.".
  Солдат прошел страны Югославию, Чехословакию, Венгрию и Болгарию. В Болгарии, увидев советского солдата с наградами, да еще с болгарской медалью на груди, болгары кланялись, говорили сер-дечное приветствие: "Зураве, бра-тушка".  Они уважали людей, прине-сших их Родине освобождение. А выглядел в ту пору Федор маль-чишкой, в 19 лет освободитель Ев-ропы, рядовой 83-й отдельной дваж-ды Краснознаменной орденов Суво-рова и Кутузова Новороссийской, Дунайской, Будапештской бригады морской пехоты. Федор прослужил до 21 января 1947 года. Тогда и запи-сали в его личном деле: "Уволен в запас по ранению".
  Вернулся солдат в свои родные  Шинки, где в ноябре того же года же-нился, вступил в комсомол. Его изб-рали депутатом сельского Совета, и он стал возглавлять в Шинках сель-ский Совет, к которому было предпи-саны прииски “Дражный”, “Еловка”, село Волково. На фронте Федор был командиром отделения, затем по-мощником командира взвода, в под-чинении были люди, но это малень-кие коллективы, а здесь 4 села. После присоединения села Шинки  к колхозу "Победа" в 60-х годах и реорганизации колхоза и сельского Совета работал в Шинках на разных работах. Переехав в село Этытэй, работал начальником участка, заведующим фермой. К работе относился добросовестно, не стеснялся нерадивому работнику дать порицание. Мне, как руководителю хозяйства, пришлось с ним работать, он всегда на партийном собрании или на совещании с работниками делал деловые предложения.
   Данная статья написана из воспоминаний самого Федора Иоси-повича, записанных в октябре 1944 года и хранящихся у его сына, тоже Федора, который тщательно хранит фотографии отца и воспоминания.

 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

91