Меню
16+

Красночикойская районная общественная газета «Знамя труда». Основана 2 марта 1932 года.

30.12.2015 12:32 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 103 от 30.12.2015 г.

Представляли к “Герою”

Автор: Евгений СИНГАТУЛИН.

Патриотический порыв, вылившийся в небывалый доселе всплеск желания рассказать именно через газету о своих близких, которые прошли через горнило войны, появился у чикоян после объявления в газете проекта «К юбилею Победы». Воспоминания, рассказы, стихи, «фронтовые письма», исследовательские работы школьников, отклики на рубрику «Поиск», праздничные мероприятия послужили основой для около 120 газетных публикаций. Материалы продолжают поступать и по сей день. Важно, что самое активное участие в работе проекта приняли взрослые, а большая часть материалов содержит сведения о тех, кто вернулся живым и рассказал о войне своим детям и внукам. Сегодняшней публикацией завершается проект, но это не значит, что мы не будем публиковать материалы об участниках Великой Отечественной войны. Просто они выйдут под другой рубрикой.

Хотел об этом рассказать ещё в мае, но в суматохе неотложных дел пришлось отложить, а потом и совсем забыл... Восполняю этот пробел сейчас, ибо подвиг наших советских солдат не должен быть забытым. В канун празднования Победы советского народа над фашистской Германией многие на Родине стали публиковать статьи-воспоминания об участниках Великой Отечественной, которых уже нет с нами, но которых мы помним и которые нам дороги.  Моя мать написала пару статей для районной газеты о наших родственниках — участниках войны. На статью об одном из них, Михайлове Петре Самойловиче, пришёл отклик. Один из наших односельчан дополнил краткий рассказ интересным фактом из боевой жизни нашего родственника.  В статье мать написала, что “девятнадцатилетнего паренька в марте 1942 года призвали в Красную Армию. И с августа 1942 года он — участник Отечественной войны. По наградным документам брата (двоюродного) узнаю, что с 1942 года он — член ВЛКСМ, а в 1943 году на фронте вступает в члены ВКП(б). И.... боевые дороги Сталинградского, Донского, Юго-Западного фронтов. Гвардии сержант воевал в должности командира отделения взвода пешей разведки 242 Гвардейского стрелкового полка 82 Гвардейской Запорожской стрелковой дивизии. Отважным, ре-шительным был на фронте разведчик-забайкалец. 10 октября 1943 года он награждается медалью "За отвагу". В наградном листе указано, что медаль он получил за проявленные смелость, решительность и отвагу во время наступательных боёв при не-однократной разведке огневых точек противника и захват "языка": "6 ок-тября 1943 года группа разведчиков с участием тов. гвардии сержанта захватила "языка" и истребила 11 гитлеровцев, где особенно отличился храбростью и отвагой командир отделения, член ВЛКСМ с 1942 года". Думаю, мало кто в нашем селе знал о том, что однажды наш родственник Пётр Михайлов был представлен к высшей награде — Герою Советского Союза. В телефонном разговоре наш односельчанин рассказал такой случай, подробности которого, конечно, теперь уже нельзя восстановить и проверить. По крайней мере, на сай-те министерства обороны об этом награждении упоминания нет. В одном из боёв Пётру Самойло-вичу был дан приказ стать заряжающим у артелерийского орудия. Их было всего два человека, он и ещё один боец, отвечающий за ведение огня. Но когда пошли танки, стрелок просто испугался и побежал. Говорят, и такое бывало. Трудно представить подробности того боя, наверное, и правда было страшно, но сержант Михайлов догнал сослуживца и зас-тавил, а может и приказал, вернуться на место и стать заряжающим, а сам начал вести огонь по вражеским танкам. В итоге, атака фашистов была отбита, сержант Михайлов подбил пять вражеских танков. По словам односельчанина, спустя некоторое время после этого боя, отряд под командованием нашего родственника, попал в окружение. Что за отряд, какое задание и где это было, мы не знаем, и, наверное, уже не узнаем: спросить и уточнить не у кого. Небольшой отряд находился в кольце некоторое время, все припасы были съедены, надежды на скорый выход из кольца не было. Однажды бойцы увидели лошадь, пасующуюся как бы на нейтральной полосе. Вот тогда-то Пётр Михайлов и решился на рискованный шаг. Он добрался до лошади, убил её, отрезал самые мясистые части и приволок в расположение отряда окруженцев. Бойцы были накормлены. Через какое-то время отряд выбрался из окружения и вернулся в расположение своих войск. О выходке командира, нашего родственника, стало известно командованию. Закрутилось расследование. Отменили не только представление к Герою Советского Союза, дело было в то время как раз на рассмотрении, но за самовольство сержанту Михайлову грозил расстрел. В дело вмешались бойцы того отряда, которым командовал Михайлов. Они пригрозили тому, кто отвечал за следствие, физической расправой во время очередного боя и, видимо, это сыграло свою роль: дело не пошло дальше. Наш родственник был освобождён с гауптвахты, но награду отменили. Жаль, конечно, что мы не знаем всех деталей этой истории. А было бы интересно узнать подробности... Я хорошо его помню: невысокий, ко-ренастый деревенский мужик, с шевелюрой, зачёсанной как у Николая Крючкова, и глубокими морщинами на лице, изъеденном оспой. Из-за полученного ранения он сильно прихрамывал на одну ногу, в деревне так его и звали – Петька Хромой. Я видел, как он, после распивания водки на берегу реки с другими колхозниками, переплывал Чикой. Тело физически неполноценного человека наполовину вырывалось из воды, он, как катер, рвался вперёд и оставлял позади себя других пловцов. Наверное, он был очень сильный. Он был страшный матерщинник, но его мат не был обидным, он вписывался в его весьма колоритную внешность и был неотделимой частью его натуры. Не знаю почему, наверное, из-за его схожести с Николаем Крючковым, мне казалось, что он всегда стоит за правду. Ведь именно такими и были герои артиста. Даже отгоняя нас, колхозных ребятишек, от передвижной летней насосной станции, на которой он работал, я считал, что делает он это не потому, что не любит нас, деревенских ребятишек, а потому, что болеет за народное добро: мы могли что-нибудь сломать на станции и оставить деревню без воды. Бывало, он приходил с бутылкой водки к нам домой. Бабушка ставила на стол немудрёную закуску, он сидел, пил водку, закусывал, разговаривал с бабушкой и, увидев меня, спрашивал что-то вроде: "Ну чего, татарва, от батьки какие новости? Из школы ещё не выгнали, хорошо учишься? Учиться надо, пригодится". Я на него не обижался. Не обижался, наверное, потому, что чувствовал, что не только наши родственники, но и всё село его уважает. Я не помню его рассказов о войне. Наверное, он не любил о ней рассказывать. А может быть, было много другого, о чём можно было поговорить с моей бабушкой.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

103