Меню
16+

Красночикойская районная общественная газета «Знамя труда». Основана 2 марта 1932 года.

27.07.2015 14:56 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 58 от 27.07.2015 г.

Раненое солнце

Автор: А.Попов

Лето любят все — и дети, и пожилые. Особенно, когда на улице солнечно и сухо. В такие дни мы домой не заходили. Сейчас даже не могу вспомнить, ели ли мы в эту пору, сидя за столом?!.. Схватишь кусок хлеба, намажешь маслом, если оно есть, и айда на речку. Кто же в жару за столом засиживается?! Недосуг. Северное лето коротко. Отцы говорят: оно длится столько, на сколько сорока садится на изгородь. А та только лапками прикос-нется к жерди и дальше летит...

Лето любят все — и дети, и пожилые. Особенно, когда на улице солнечно и сухо. В такие дни мы домой не заходили. Сейчас даже не могу вспомнить, ели ли мы в эту пору, сидя за столом?!.. Схватишь кусок хлеба, намажешь маслом, если оно есть, и айда на речку. Кто же в жару за столом засиживается?! Недосуг. Северное лето коротко. Отцы говорят: оно длится столько, на сколько сорока садится на изгородь. А та только лапками прикос-нется к жерди и дальше летит...
Лет шесть мне было. Раннее утро, а друзья уже свистят возле окна — на улицу зовут. С братом, который на год старше, выбегаем к ним. Летом село пустеет. Взрослые давно на сенокосе. Только сосед, дядя Прохор, возле дома копошится, надумал скошенное сено застоговать. То граблями, то вилами мечет его.
Мы бегом к речке ринулись. А там забыли обо всем. Опомнились, когда есть захо-телось. Дядя Прохор как раз завершал стог. Длинными вилами поднимал оставшееся сено. А солнце как раз за стогом. Как будто собирается на свежее сенцо пристроиться, отдохнуть. Казалось, дядя Прохор его вилами достает. А дядя Прохор не спеша завершил дело, походил вокруг стога, причесал его граблями, кинул очески сена солнцу прямо в лицо, да и пошел домой.
Проснулись мы на другой день, а за окном — дождь. Как из ведра льет .Трава сырая. На улице прохладно. Солнышка нигде не видать. Из дома в такую погоду не хочется выходить. Сидим с братом и ждем, может, кто из друзей насмелится в гости под дождем прибежать. И удивляемся, почему солнце за ночь куда-то исчезло. Что это с ним случилось?
Брат старше и умнее. Ему первому в голову стукнуло, что дядя Прохор вчера острыми вилами солнышко поранил. Поэтому, дескать, оно и не вышло — от боли не могло подняться.
— Сам же видел, как дядя Прохор до солнца вилами дотягивался! — кричит брат. Не знаю, кого хочет убедить. Ведь я и сам так думаю.
— А вилы, знаешь, какие у него острые?! — добавляю я.
— Острые, — соглашается брат. — Солнышку, видно, очень досталось, вот и не может выйти оно. Помнишь, как я стеклом ногу поранил?.. Тоже никуда не выходил.
— А я руку поранил — она даже нарывала. Может, и у солнышка также!
— А где оно тогда свою рану лечит?!
— Может, дядя Прохор его в хлев упрятал?..Чтобы люди не заругали?!
— Может быть.
Несмотря на ливень, мы побежали к соседям. Посмотрели через окно в хлев, но солнышка там не увидели. Значит, где-то в другом месте свои раны лечит.
Вернулись к себе, присели на крылечке, ждем, когда дяди Прохора сын Ваня на улицу выглянет. И он вышел на крыльцо.
— Почему твой отец солнышко поранил? — прокричали мы ему.
— Как поранил?.. Когда? — удивился Ваня.
— Вчера, когда сено стоговал!
— Не, не мог он достать до солнца, — отговаривается Ваня. — Оно ведь высоко — вилами не достанешь!..
— А твой отец достал!..
-Да ну вас, — обиделся Ваня, ушел домой и целый день на улицу не выходил. А его отец стал для нас самым плохим дядей на свете. Целый день злились мы на него. И второй — тоже. Ишь, как солнышко достал — снова не показывается... Только дней через пять поправилось, выглянуло солнышко. Но, видно, прихварывало еще — не могло сильно землю греть. Еле-еле лучики касались травы. Только попра-вившись, оно смогло показать свою силу, стало греть, как раньше.
Мы помирились с Ваней, но снова насторожились, когда его отец — дядя Прохор собрался снова сено стоговать. Ждали, когда в дом войдет, чтобы спрятать его вилы. И спрятали. Долгонько он их потом искал. А мы смотрели из окна и радовались — несмышленыши — уж теперь-то он точно солнце не поранит.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

124